Богословие
Миссия
Культура
Современная жизнь
Общество
Обзоры
Архив
 
: Общество

Уголовно-правовая охрана жизни новорожденного ребенка в российском законодательстве: проблемы теории и практики

Уголовно-правовая охрана жизни новорожденного ребенка в российском законодательстве: проблемы теории и практики
Проценко С.В.31.03.2009

Об авторе: Проценко Сергей Витальевич, подполковник милиции, доцент кафедры уголовного права и криминологии Дальневосточного юридического института (ДВЮИ) МВД РФ, кандидат юридических наук.

В последние десятилетия XX в. мировое сообщество обратило внимание на необходимость особой правовой защиты несовершеннолетних. Знаковым событием стало принятие 20 ноября 1989 г. на 44-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН Конвенции о правах ребенка, к которой 13 июня 1990 г. присоединилось наше государство. Конвенция формулирует понятие ребенка, определяет его личные, политические, социальные права; подчеркивает, что государства-участники должны принимать меры, содействующие нормальному психическому и физическому развитию ребенка, а также меры, направленные на восстановление ребенка, являющегося жертвой жестокого или унижающего человеческое достоинство обращения.

Подписав главный международный документ в сфере защиты прав несовершеннолетних, Россия взяла на себя обязательство привести в соответствие с ним национальное законодательство. Определенные шаги в этом направлении уже сделаны. Однако некоторые из этих шагов заставляют задуматься, а в правовом ли государстве мы живем, а не попали ли мы в дремучее средневековье, не живем ли в среде душегубов, которым потворствует государство Российское. Об этом заставляет задуматься одна из норм уголовного закона «Убийство матерью новорожденного ребенка» (ст. 106 УК РФ).

Внимание современных российских юристов, да и всего общества к проблеме ответственности за убийство матерью новорожденного ребенка, объясняется специфическими обстоятельствами его совершения, личностью потерпевшего, а также распространенностью крайне негативного явления.

В средствах массовой информации выделение данного убийства в самостоятельный состав объясняется, в частности, тем, что законодатель нашел необходимым дифференцировать уголовную ответственность за различные случаи посягательств на жизнь человека, а также тем обстоятельством, что, согласно статистике, каждый день одна из родивших матерей совершает убийство своего младенца.

Как же законодатель дифференцировал эту ответственность?  Как защитил новорожденного, находящегося в беспомощном состоянии? В нашем случае беспомощность потерпевшего характеризуется неспособностью в силу возраста оказать сопротивление и защитить себя либо уклониться от его посягательства или иным образом противостоять преступнику (матери). Ведь именно в этот период он наиболее уязвим и нуждается в помощи, заботе и защите как со стороны матери, так и со стороны государства.

Ответ прост: никак. Наоборот, анализ санкции ст. 106 и ч. 1 ст. 105 УК РФ позволяет утверждать, что жизнь новорожденного ребенка подлежит уголовно-правовой охране в меньшей мере, чем жизнь взрослого человека. А именно, санкция ст. 106 УК РФ предусматривает наказание в виде лишения свободы от двух месяцев до пяти лет. Санкция же ч. 1 ст. 105 УК РФ предусматривает наказание в виде лишения свободы от шести до пятнадцати лет.

Мы видим, что при одинаковом виде наказания (лишение свободы), разница в максимальных сроках составляет десять лет (т.е. в три раза), разница в минимальном наказании и того больше (6 лет - это 72 месяца) – то есть в 36 раз. На самом деле разрыв в наказании еще больше, так как новорожденные относятся к категории лиц, заведомо для виновного находящихся в беспомощном состоянии (п. «в» ч. 2  ст. 105 УК РФ). То есть все (кроме матери новорожденного) остальные субъекты преступления, в том числе и отец ребенка, будут отвечать в пределах санкции ч. 2 ст. 105 УК РФ, предусматривающей наказание в виде лишения свободы на срок от восьми до двадцати лет либо пожизненного лишения свободы, либо смертной казни.

Однако это еще не все. Убийца-мать может вообще избежать уголовной ответственности и не понести наказания. Дело в том, что рассматриваемое нами привилегированное убийство, предусмотренное ст. 106 УК РФ, в соответствии с ч. 3 ст. 15 УК РФ относится к преступлениям средней тяжести. Согласно ч. 1 ст. 75 УК РФ, лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если после совершения преступления добровольно явилось с повинной, способствовало раскрытию преступления, возместило причиненный ущерб или иным образом загладило вред, причиненный в результате преступления.

А ведь в соответствии с Федеральным законом от 24 июля 1998 г. «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» ребенку от рождения принадлежат и гарантируются государством права и свободы человека и гражданина в соответствии с Конституцией РФ, общепризнанными принципами и нормами международного права, международными договорами Российской Федерации, Семейным кодексом РФ и другими нормативно-правовыми актами.

Криминологический анализ дел о детоубийствах, проведенный  в Дальневосточном федеральном округе за последние пять лет, показывает, что более половины числа женщин, признанных виновными в совершении данного преступления, приговорены к наказанию в виде лишения свободы условно с различным испытательным сроком и лишь 46% - к реальному наказанию в виде лишения свободы сроком от двух до трех лет. Только в отдельных случаях назначалось более строгое наказание[1].

Попробуем разобраться,  в чем причины такого положения.

Мать может убить своего ребенка и рассчитывать на снисхождение (вплоть до освобождения от уголовной ответственности и наказания, т.е. в некоторых случаях убивать абсолютно безнаказанно) при соблюдении определенных условий.

Первое условие – это потерпевший, которого законодатель относит к специальной категории  - новорожденный. Понятие «новорожденный ребенок» ограничено определенными временными рамками. В теории уголовного права длительность периода новорожденности признается равной одному месяцу.

Второе условие – законодатель устанавливает приблизительные сроки (два периода времени с момента рождения ребенка) на привилегированное убийство.

Первый период. Убийство матерью новорожденного ребенка во время или сразу после родов. В судебной медицине длительность этого периода составляет одни сутки с момента появления ребенка на свет. Законодатель отказался увязать (дифференцировать) уголовную ответственность с особыми видами посягательства на жизнь новорожденного (издевательство, мучения и т.п.). Хотя практика знает немало случаев, когда такое убийство совершается расчетливо и хладнокровно, планируется и готовится заранее, нередко из-за нежелания подвергать себя операции аборта.

Таким образом, в этот период времени мать новорожденного может совершать убийство из хулиганских, корыстных целей (например, использовать для продажи органы и ткани новорожденного) с особой жестокостью, издевательством или мучениями для потерпевшего или из иных низменных побуждений. Следует отметить, что особая жестокость может проявляться как в способе действий виновного, так и в иных обстоятельствах, свидетельствующих об особой жестокости. Понятием особой жестокости охватываются такие случаи, когда в процессе посягательства к потерпевшему применяются пытки, истязания, мучения или иные способы, которые заведомо связаны с причинением потерпевшему особых страданий (нанесение большого количества телесных повреждений, прижигание током или огнем и т.д.). Не исключается применение и садистских методов. Садизм, в нашем случае, характеризуется применением изощренных, особо мучительных способов воздействия в отношении именно новорожденного, в результате которых ему причиняются тяжелейшие страдания, а виновное лицо получает удовольствие, наслаждение. Почему нельзя допустить ситуацию, когда мать вымещает, таким образом, свою злобу и ненависть на младенце за то, что ее бросил отец ребенка?

В первые сутки после родов матери позволяется любое глумление над своим новорожденным. Государство закрывает на это глаза. Ведь вышеназванные обстоятельства никак не повлияют на квалификацию, т.е. на ужесточение наказания. Главное условие – убийство должно укладываться в определенный законом промежуток времени.

Второй период времени (до одного месяца). Убийство матерью новорожденного ребенка в условиях психотравмирующей ситуации или в состоянии психического расстройства, не исключающего вменяемости.

Здесь уже нет связи с процессом родов, зато есть указание на особый характер сопутствующей убийству ситуации. В специальной литературе подробно рассмотрены ситуации, относимые к психотравмирующим факторам: беспокойное поведение новорожденного, лишающего его мать на длительное время сна и отдыха (можно подумать, что по истечении одного месяца не будет больше возникать никаких проблем, младенец станет спокойным и позволит матери длительный отдых и сон); отказ отца ребенка признать его своим; отказ зарегистрировать брак; отсутствие достатка и т.п.

В качестве примера рассмотрим приговор городского суда Республики Тыва, по которому была осуждена О., 24 лет, за детоубийство. О., родив ребенка дома, в тот же день, завернув его в материю, выбросила его в мусорный контейнер, находящийся рядом с ее домом. Ребенка нашли случайные прохожие, благодаря которым ребенок был доставлен в больницу и остался жив. Как было позже установлено судом, она совершила данное преступление в условиях психотравмирующей ситуации (отсутствие достатка), суд признал ее виновной в покушении на убийство своего новорожденного ребенка и назначил наказание в виде лишения свободы с отбытием в колонии поселении сроком на 3 года. При этом по истечении одного года виновная может рассчитывать на условно-досрочное освобождение от отбытия наказания, т.е. фактически освободиться из мест лишения свободы (п. «а» ч. 3 ст. 79 УК РФ).

Но о какой психотравмирующей ситуации идет речь, когда в нашей стране миллионы людей находятся за чертой бедности? Разве нельзя занести ребенка в любой теплый подъезд по пути к мусорному баку и позвонить в любую квартиру, убедиться, что жизнь ребенка в безопасности? Нет. Только на помойку, в мусорный контейнер!

Какие же способы лишения жизни наиболее «популярны» среди матерей-убийц? Статистические данные по Дальневосточному федеральному округу показывают, что наиболее частым способом выступает удушение новорожденного (64%), реже – утопление (18%) и еще реже – нанесение травмы (9%) или оставление живого на улице. Прибегая к удушению, женщины использовали для этого полотенце, бельевую веревку, пояс от одежды, накрывали новорожденного пленкой, клали его в целлофановый пакет и завязывали или просто душили руками. Умерщвленного ребенка выбрасывали в овраг, мусорные контейнеры, выгребные ямы, оставляли в безлюдных местах (в лесу или на берегу реки) и даже на земле возле своего дома[2].

Складывается впечатление, что речь идет не о жизни беспомощного и беззащитного, маленького гражданина России, а о бесполезной как для матери, так и для общества вещи. Захотела - убила, захотела - выбросила за ненадобностью на помойку, как хлам, отбросы или мусор. И причину можно обосновать, «благо» их неимоверное множество. Язык не поворачивается назвать такую женщину матерью, так как даже неразумные животные пытаются защитить свое потомство. И это все происходит на рубеже столетий в демократической России, где сложилась катастрофическая демографическая ситуация: численность населения сокращается, оно в целом стареет.

А как же будет отвечать за содеянное отец ребенка, находящийся в подобной психотравмирующей ситуации? Э, нет, друг ты наш любезный, в нашей стране это позволительно делать лишь матери новорожденного. Лишь она имеет право на снисхождение в подобной ситуации. Ты же будешь отвечать по всей строгости закона, в соответствии с п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ, предусматривающей самые суровые наказания вплоть до смертной казни.

О каком же равенстве всех перед законом, справедливости, о каких конституционных принципах в данном случае можно вести речь?

Третье условие. Исполнителем преступления может быть только мать новорожденного ребенка.

По сути дела, наличие категории, строго оговоренный период времени – это «государственная лицензия» на убийство, позволяющая преступнику женского пола (матери) либо полностью избежать уголовной ответственности, либо понести «смехотворное» наказание, в том числе без реального отбытия наказания за убийство. Ведь по истечении данного периода новорожденности рассмотренные выше ситуации, относимые к психотравмирующим факторам, уже не учитываются уголовным законодательством. Мать ребенка не может рассчитывать на снисхождение  в подобной ситуации (истекли сроки лицензии) и будет отвечать по общим правилам за убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии.

Проведем небольшой экскурс в историю российского уголовного законодательства. Так, в эпоху Петра I детоубийство каралось смертью. В Воинском артикуле указывалось: «Ежели кто отца своего, мать, дитя во младенчестве.., оного колесовать, а тело его на колесо положить, а за прочих мечем казнить». В Своде законов уголовных 1832 г. предусматривалась ответственность за убийство сына или дочери (чадоубийство), а также детоубийство (убийство малолетнего). Причем эти деяния относились к преступлениям, совершенным при отягчающих обстоятельствах. Несмотря на жестокие времена, тяжелый быт и т.д., жизнь беззащитного младенца (Россиянина) защищалась надлежащим образом, ведь став взрослым, он мог стать защитником Отечества либо принести иную пользу своей Родине.

В УК РСФСР 1960 г. детоубийство не выделялось и рассматривалось практикой как разновидность простого убийства. Обстоятельства, нередко сопутствующие детоубийству (особое физическое и психическое состояние женщины во время родов; тяжелая семейная обстановка; материальные трудности), обычно учитывались судами в качестве смягчающих обстоятельств в рамках санкции ст.103. Однако детоубийство могло быть квалифицировано и по ст. 102 УК 1960 г. при наличии отягчающих обстоятельств (например, особая жестокость).

Дети в любом государстве находятся в особом привилегированном положении. Не должно являться исключением и наше государство: забота о подрастающем поколении должна проявляться в самых различных областях его деятельности. Среди этих направлений охрана жизни, прав и законных интересов несовершеннолетних должна быть главенствующей. И здесь мы, к сожалению, не можем поставить точку, так как возникает еще одно парадоксальное явление, а именно: норма сама по себе провоцирует мать новорожденного на убийство ребенка во время или сразу после родов.

Как поступить матери в том случае, если в результате умышленных действий в рассматриваемый период новорожденному по ее вине причиняется, например, тяжкий вред здоровью? В данном случае действия матери содержат признаки состава преступления, предусмотренного п. «б» ч. 2 ст. 111 УК РФ (совершенные в отношении лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии), и предусматривают наказание в виде лишения свободы на срок до десяти лет, т.е. относятся к категории тяжких. В этом случае мать младенца не сможет рассчитывать на «привилегию», предусмотренную ч. 1 ст. 75 УК РФ. Учитывая психологическое состояние матери в этот момент, ее страх, отсутствие медицинского опыта, нельзя исключить ошибки с ее стороны в оценке тяжести наступивших последствий, т.е. вред здоровью средней тяжести или легкий либо вред как таковой мог отсутствовать вообще. Почему бы матери ребенка на всякий случай «не перестраховаться», тем более, если ей грозит такое суровое наказание. Ведь психотравмирующих ситуаций много. А если умышленное причинение вреда здоровью повлечет по неосторожности смерть ребенка? В этом случае женщине грозит наказание в виде лишения свободы на срок  до 15 лет (ч. 4 ст. 111 УК). Не проще ли умертвить ребенка собственными руками и рассчитывать на снисхождение со стороны государства?

 Парадокс ситуации в том, что законодатель посчитал возможным отнестись снисходительно к убийству, вплоть до освобождения от уголовной ответственности, и жестоко наказать мать за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью новорожденного. Тем самым государство ставит мать-преступницу перед неразрешимой дилеммой: либо остановиться и отвечать по всей строгости закона за причиненный вред здоровью новорожденного, либо убить новорожденного и рассчитывать на возможность освобождения от уголовной ответственности и наказания. Ни этот ли факт является главным аргументом роста зарегистрированных убийств матерью новорожденного ребенка?

Неясность уголовного закона порождает ситуации, ставящие судебную практику в тупик.

Что же послужило основанием для отнесения этого вида убийства к категории привилегированных составов?

Думается, что причинами, побудившими законодателя пойти на этот шаг, были не отголоски далекого прошлого, когда мать рассматривалась как обладатель некого «преимущественного» права распоряжаться жизнью своего ребенка, а современные познания в области медицины, согласно которым процесс деторождения есть мощный стрессфактор, оказывающий столь сильное воздействие на психику роженицы, что она нередко утрачивает способность к адекватному поведению и уподобляется в такой ситуации человеку, действующему в состоянии аффекта[3]. Соответственно основным криминообразующим фактором, смягчающим наказание, должно являться особое психофизиологическое состояние женщины, которое она испытывает в период родов, сразу же после них или в течение еще какого-то непродолжительного промежутка времени, а не сам факт родов либо ситуации, относимые к психотравмирующим факторам.

Вопрос, следовательно, состоит лишь в том, чтобы определить ту  грань (а именно, особое психофизиологическое состояние женщины), за которой квалифицированное убийство другого человека, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии превращается в умышленное лишение жизни новорожденного (как привилегированный состав).

Психофизиологическое расстройство, не исключающее вменяемости, есть такое состояние женщины-убийцы, при котором она во время совершения преступления не может в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) по умерщвлению новорожденного ребенка либо руководить ими. Такое состояние, нередко выражается в форме физиологического аффекта, являющегося следствием психофизических аномалий в развитии организма матери.

Психические расстройства могут проявляться в послеродовых психозах, психопатиях, истерических припадках, бреде навязчивых состояний, иных формах аффектированного поведения. Главное при этом убедится, что аффект не является патологическим, ибо тогда налицо будет – невменяемость. Во всех подобных случаях многими исследователями совершенно справедливо рекомендуется назначать комплексную психолого-психиатрическую экспертизу для оценки психического состояния матери в момент убийства ею своего новорожденного ребенка (Ф. Сафуанов, С.Я. Улицкий, А.Н. Красиков и др.)[4].

С учетом высказанных соображений и устранения существующих противоречий судебной практики, предлагаемый состав, модифицированной ст. 106 УК РФ, мог бы быть построен следующим образом.

Статья 106. Убийство матерью новорожденного ребенка

 Убийство матерью новорожденного ребенка в состоянии психофизиологического расстройства, не исключающего вменяемости, вызванного беременностью и (или) родами, – наказывается лишением свободы на срок до пяти лет.

P.S. Представляется, что умышленное причинение смерти другому человеку, заведомо для виновного находящемуся в беспомощном состоянии (в том числе и новорожденному), является тем обстоятельством, когда лицо, совершившее такое преступление, независимо от пола, условий психотравмирующей ситуации, должны отвечать на общих основаниях за квалифицированное убийство по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ. А роды не вызвавшие определенные отклонения в психологическом состоянии роженицы или психотравмирующая ситуация, должны являться теми условиями, которые могут рассматриваться в качестве обстоятельств, смягчающих наказание за данное преступление.


[1] Кабанова И.В. Детоубийство: криминологический анализ //Актуальные проблемы теории и практики борьбы с преступностью в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Хабаровск, 2007. С. 135.

[2] Там же. С. 134.

[3] Российское уголовное право. Курс лекций. Т. 3. Преступления против личности. Владивосток. 2000. С. 129 – 130.

[4] Там же. С. 133 – 134.


<<назад





Радость моя, молю тебя, стяжи дух мирен, и тогда тысячи душ спасутся около тебя
Церковная история

Радость моя, молю тебя, стяжи дух мирен, и тогда тысячи душ спасутся около тебя

Преподобный Серафим, Саровский чудотворец
© Хабаровская духовная семинария
Ваши замечания и предложения по сайту "Православие на Дальнем Востоке" присылайте вебмастеру

Rambler's Top100   ???Mail.ru

HTML-код различных вариантов баннеров находится здесь. Скопируйте его и разместите на своих страницах!