Богословие
Миссия
Культура
Современная жизнь
Общество
Обзоры
Архив
 
: Миссия

Церкви жизненно необходимо заниматься миссией в социальных сетях

Церкви жизненно необходимо заниматься миссией в социальных сетях
Протоиерей Виктор Горбач04.12.2008

Христос призывал рыбаков, будущих апостолов, оставить сети, пойти за Ним и стать «ловцами человеков». По-своему пытается реализовать этот призыв пусть и не рыбак, но близкий к океану священнослужитель — руководитель миссионерского отдела Южно-Сахалинской епархии протоиерей Виктор Горбач, и как раз при помощи сетей, социальных. Ему пишут из разных уголков мира, он отвечает на вопросы пользователей, модерирует различные тематические группы.

— Вы активно общаетесь с молодежью в наиболее крупных социальных сетях. Можно назвать это православной миссией?

— Да, у меня есть страница и на «Одноклассниках», и на сайте «В контакте». Есть сообщества, которые организованы мной совместно с некоторыми молодыми людьми. Оценивать эту работу не мне, но я думаю, что это очень перспективное направление деятельности для священнослужителей потому, что большинство молодежи значительную часть своего свободного времени проводят именно в этих социальных сетях. Люди сейчас разобщены, и Интернет зачастую — главное средство коммуникации. Именно поэтому представительство Церкви там крайне необходимо. Особенностью такой работы является неформальный характер общения, ориентированный на реальные потребности и запросы общества.

— Что за люди к Вам обращаются?

— Миссия в социальных сетях позволяет охватывать самых разных людей. На «Одноклассниках» это более зрелые люди — от 30 до 60 лет, а «В контакте», конечно, преимущественно молодежь. Получилось так, что «В контакте» в основном я общаюсь со своими земляками-сахалинцами, а на «Одноклассниках» — со всем миром.

География очень широкая — пишут как с Сахалина и Дальнего Востока, так и из Центральной России, Нидерландов, США, Австралии. Когда шла война в Южной Осетии, в социальных сетях велось очень серьезное обсуждение происходящих событий. В это время мне нередко писали уроженцы Грузии. В основном это были сообщения негативного характера, встречались даже угрозы в мой адрес. Пришло, например, такое сообщение: «ninada vam barbaruskim zaxvatvat chuzie teritorii uvas dasttochno mnogo polei marei zivite tam miro. eto ne vasho sabachoe delo kudi vaidom vnato ili isho kudato». Людей, писавших подобные сообщения, не устраивала реакция Русской православной церкви на югоосетинскую трагедию. Но я убежден, что все имеют право выражать свою точку зрения.

В общении и дискуссии с авторами этих сообщений прояснялись многие важные вопросы. В социальных сетях я как священник представлен в нескольких тематических группах. При этом, например, на «Одноклассниках» примерно семь-восемь человек в неделю задают мне вопросы на темы, которые их волнуют и которые они по какой-либо причине боятся задавать напрямую своему приходскому священнику и даже обсудить с близкими. Например, одна девушка жаловалась на моральные качества молодых людей. Ее беспокоило, что многие молодые люди в социальном плане очень пассивные, и у них нет цели в жизни, некоторые постоянно выпивают, их отношения с противоположным полом зачастую носят потребительский характер. Главной проблемой этой девушки стало создание семьи.

С другой стороны, молодые люди отмечают большие финансовые запросы и отсутствие женственности у противоположного пола. Конечно, это очень сложные проблемы, но даже несколько добрых слов могут помочь человеку по-новому взглянуть на самую сложную ситуацию и найти выход из нее. В восьми-десяти группах я являюсь модератором, причем часто меня приглашали в группы, к созданию которых я никакого отношения не имел. Например, я являюсь модератором группы «Журналисты», хотя там собрались профессионалы пера, причем либерально ориентированные. Но мы с ними там беседуем, с одним человеком из «Московского комсомольца» часто спорим. Это очень хорошо. Если человек задает священнику какие-то вопросы, пусть порой резкие, значит, ему это интересно и важно. Кстати, в социальных сетях очень много представителей псевдоправославных сект, различных целителей и шарлатанов. Они позиционируют себя как священники или даже старцы. Это говорит о высоком доверии участников социальных сетей к Православной церкви и священнослужителям. Обычному человеку очень непросто разобраться, где настоящий священник, а где мошенник. Поэтому в этом вопросе тоже необходимо участие священнослужителей.

— Последователи других религий к Вам обращаются?

— Да, мусульмане мне тоже пишут. Что интересно — они, как правило, обращаются с вопросами по исламскому вероучению, противопоставляя его догматам Православной церкви, то есть люди напрямую хотят вести межрелигиозную полемику. С одной стороны, это вызывает уважение. Мне трудно представить себе православного человека, который напрямую пишет муфтию, спорит с ним о чем-то и критикует ислам, как пишут мне мусульмане, говоря о том, что православие — это «ложная религия». Они приводят даже цитаты из Корана, где говорится о том, что всех неверных надо истреблять. Это интересно тем, что возникает живое общение. Какие-то вопросы христианско-исламского диалога можно по-новому критически рассмотреть в рамках этой полемики, чтобы иметь в дальнейшем более четкую и аргументированную собственную позицию.

— Способна ли миссионерская деятельность в социальных сетях реально привести человека в храм?

— Я думаю, что да. Самая главная задача — разрушить некое стереотипно-негативное представление о Церкви, которое, возможно, есть у конкретного человека, а дальше он сам будет делать осознанный выбор. Хорошо помню, как четырнадцать лет назад на Сахалин приехал один священник и, разговаривая со мной — тогда еще совсем юношей, назвал меня «брат». Он это сказал не формально, а вполне искренне, и это запало в сердце. Я тогда не был практикующим христианином, скорее просто сочувствующим. До сих пор вспоминаю этого священника добрым словом. Возможно, именно это искреннее обращение помогло мне впоследствии прийти в Церковь.

Эффективность православной миссии трудно оценивать. В Церковь человека приводит Бог. Очень сложно найти критерий, исходя из которого можно сказать: вот это помогает прийти в Церковь, а это — нет. Одни сеют, а другие убирают урожай. Любое наше доброе слово и действие принесет свой плод. Важно, чтобы мы трудились и помнили о том, что мы служим Богу, а не каким-то конкретным «эффективным» программам. Любая подобная программа спотыкается на человеческом факторе. Если в какую-то структуру можно привести через определенные технологии, то в Церковь возможно привести только через любовь. Когда другой человек видит эту любовь и понимает, что за ней стоит не прагматический интерес, а он интересен и важен тебе потому, что ты — христианин, то это дорогого стоит. Осознание искреннего личного участия православного друга может помочь человеку сделать выбор и прийти ко Христу. Может, это будет вскоре, может быть, через пять-десять лет, но по своему опыту могу сказать, что срок не будет очень долгим.

Миссионерская деятельность наиболее эффективна, когда она носит «штучный» характер, а не массовый. Проповедь на стадионах тоже важна — такой формат позволяет охватить большую аудиторию, но самое важное, когда идет личное общение. Это ничем не заменимо. Убежден, что для такой адресной формы православной миссии социальные сети являются очень серьезным ресурсом, которым Церкви жизненно необходимо заниматься.

Беседовала корреспондент «Интерфакс-Религия» Ольга Кирьянова.

Источник: Интерфакс-религия.


<<назад





Радость моя, молю тебя, стяжи дух мирен, и тогда тысячи душ спасутся около тебя
Церковная история

Радость моя, молю тебя, стяжи дух мирен, и тогда тысячи душ спасутся около тебя

Преподобный Серафим, Саровский чудотворец
© Хабаровская духовная семинария
Ваши замечания и предложения по сайту "Православие на Дальнем Востоке" присылайте вебмастеру

Rambler's Top100   ???Mail.ru

HTML-код различных вариантов баннеров находится здесь. Скопируйте его и разместите на своих страницах!